Развитое средневековье

РАЗВИТОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ (IX-XII вв.)

        Народные восстания конца VII – начала VIII вв., несмотря на свои неудачи, сыграли большую роль в борьбе против арабского ига. Рост народных движений заставил аббасидских халифов искать сближения с местной знатью, путем привлечения их к управлению Средней Азией. Таким образом, Аббасиды вынуждены были предоставить известную автономию восточным областям халифата.

     Среди местной знати были представители нескольких родов, одним из них был таджикский род Саманидов. Родоначальник Саманидов –  Саманхудат был основателем и владельцем селения Саман (в различных источниках отожествляется с различными одноименными селениями: в области Балха, в окрестностях Самарканда и близ Термеза). Он принял ислам и пользовался покровительством хорасанского наместника. Его внуки – Нух, Ахмад, Яхья и Ильяс были правителями четырех областей:  Нух – Самарканда, Ахмад – Ферганы, Яхья – Шаша и Уструшаны, а Ильяс – Герата. В 874 г. Исмоил, сын Ахмада получил крупное владение – Бухару. Исмоил враждовал со своим братом Насром. В 888 г. Исмаил одержал победу над армией Насра. Умный и дальновидный политик,  он оставил старшего брата номинальным главой династии, а сам взял в свои руки всю фактическую власть. Очень скоро Наср умер (892 г.) и Исмаил стал главой государства, а Бухара – его удельным владением – новой столицей. После ликвидации междоусобиц и усмирение мятежей,  Исмаил должен был обеспечить внешнюю безопасность созданного им государства. В 900 г. Исмаилу удалось одержать победу и установить власть в Хорасане.

      Обеспечение независимости страны, наличие сильной государственной власти, прекращение набегов кочевых племен, более или менее спокойная обстановка в земледельческих оазисах и городах Мавераннахра и Хорасана создавали предпосылки для общего подъема экономики и культуры страны. Одним из наиболее важных факторов был процесс завершения (в основном) формирования феодального города. Топографически город складывался по-разному. Иногда (достаточно редко) основой служила внутренняя часть шахристана старых городов и постепенно распространялась за его пределы. Чаще, такие шахристаны теряли свое былое значение, и город развивался рядом с ними в пределах рабадов. И, наконец, города возникали на новом месте.

       Первые десятилетия власти Саманидов протекали достаточно спокойно, чему способствовало снижение податного обложения населения и прекращение разорительных набегов кочевников. В последующие годы возрастает эксплуатация крестьян, растут налоги. Среди местных правителей и знати нарастает противодействие централизации управления государством. Начинается новое вторжение кочевых племен извне. Ряд областей и районов входили в состав государства лишь номинально.

Усиливались придворные распри и мятежи местных феодалов и правителей, к которым переходили все новые области. Государство настолько ослабело, что не могло противостоять нападению извне. Первое предприняли тюркские кочевые племена (племена ягма, карлуки и др.) во главе с ханами, династия которых в исторической литературе получила название Караханидов. Только смерть предводителя Богра-хана спасла Саманидское государство. Всё ограничилось тем, что, захватив богатую добычу, караханидские войска, вернулись в степь. Прошло всего 7 лет и в 999 г. Караханиды снова нанесли удар. Их государь Наср-илек захватил столицу – город Бухару. Последние представители династии Саманидов предприняли попытку вернуть утраченную власть. В битве при Бурнамаде (на границе с Согдом и Уструшаной), караханиды были разбиты, но уже в 1004 г. в битве к западу от Истаравшана, стороники Саманидов потерпели окончательное поражение. После этого сражения почти весь Мавераннахр оказался под властью кочевников тюрков Караханидов.

На рубеже XI-XII вв. усилились противоречия между Караханидами и Сельджукидами (государство в странах Среднего и Ближнего Востока). Одновременно появились противники на востоке – племена киданей (каракитаев). В 1141г. кидани разгромили объединенные войска караханидов и сельджуков. Основная часть Мавераннахра оказалась под властью новых завоевателей – киданей. Окончательно остатки государства Караханидов были ликвидированы хорезмшахом Мухаммадом, в 1207 г. его войска заняли Бухару. В 1213 г. в Узгенде (Фергана) – столице крупнейшего удела Караханидов, и в Самарканде – их столице, были отчеканены монеты с именем Мухаммада Хорезмшаха.

В период правления двух государств изменения происходили главным образом в области политики. Система управления, построенная ещё при Саманидах, почти не изменилась. Раисы, хакимы, мухтасибы продолжали служить и Караханидам, и Киданям.

Постепенно кочевники стали включаться в экономическую жизнь Средней Азии, стремясь наладить хорошие отношения с местной знатью и духовенством. Поощряли стремление к централизации государства. Продолжается становление и развитие феодального города, несмотря на войны, прогрессивный процесс не прекратился.

Период IX- XII вв. отмечен расцветом строительства. В городах строили много зданий общественного пользования с обогревом помещений при помощи системы жаропроводящих каналов под полом. Прокладывались водопроводы – керамические трубы (кубуры). Большое внимание уделялось благоустройству городской территории. Правила санитарии соблюдались в домах горожан. Внутри помещений устраивались простейшие канализационные устройства, состоящие из поглощающего колодца, перекрытого жжеными кирпичами с отверстием для слива воды, а во дворцах имелись специальные мусорные ямы (бадрабы).

       Развитие городов и городской жизни было обусловлено общим подъемом экономики, ростом ремесла и торговли. Рост ремесленников среди горожан отразился и на топографии многих городов. Ремесленники селились компактно, образуя обособленные кварталы, часто называемые по профессии их жителей. Профессии, связанные с «вредным» производством, селились на окраине города. Например, кожевники.

       Высокого уровня достигло, гончарное производство, изготовлялась самая разнообразная посуда: от больших хумов для хранения припасов до игрушечных чашечек и блюдечек. Керамисты умели изготовлять различные глазури. Мастера-стеклодувы уже полностью и весьма виртуозно владели разнообразными техническими приемами изготовления тонкостенной посуды путем выдувания. Не меньших успехов достигло ткачество, обработка металла при изготовлении орудий труда и оружия, ювелирное дело и др. Высокого уровня достигла добыча полезных ископаемых, металлургия. Иллюстрацией этих достижений служат археологические материалы, найденные при раскопках памятников этого времени на территории Таджикистана.

       При изучении квар­тала керамистов на городище Калаи Кахкаха (Бунджикат) археологи обнаружили поливную посуду, серо-глиняную посуду со штампованной орнаментацией, особо прочные сосуды для хранения и пере­возки ртути - сфероконусы, имевшие в это время очень широкое распростра­нение, и не менее специфические и характерные для Х-XII вв. изделия из обожженной глины, как очаги-алтари так и богато орнаментированные «очажки». Особое место в этой коллекции занимает глазурованный фигурный водолей в виде фантастического существа.

Не менее представителен и набор художественных изделий из ме­талла Х-XIII вв. из Северного Таджикистана.. К тому же периоду, относятся предметы из так называемого Калаибаландского клада.. Великолепный образец резного дерева, периода Саманидов, представлен михрабом из Ашта. Он собран с большим искусством без клея и гвоздей. Весь покрыт резьбой: здесь и ленты куфических надписей и крупные геометрические узоры и тончайшая сетка сплошного стилизованно-растительного орнамента.

Особенного расцвета достигает раннесредневековый город Худжанд в IХ-X вв. при Саманидах, когда он составлял особый административный округ. Большие перемены происходят и в самом городе, и в выделившейся ранее цитадели, и в возникающей в это время торгово-ремесленной части города – рабаде. Находки из раскопок показывают, что в X-XIII вв. в Худжанде высокого уровня развития достигли ремесла.

        В IX-XII вв. районы Южного Таджикистана входили в состав Хутталя (примерно соответствует современной Хатлонской области), но в отдельные периоды распространял свою власть и на нижнее течение долин рек Вахша и Кафирнигана, т.е. на области Вахша, Кабадиана и Рашта (соответствует Каратегину). Эмиры Хутталя и Рашта сохраняли свою независимость и политически больше тяготели к областям, лежа­щим южнее Амударьи, чем к остальному Мавераннахру. Даже ко двору могущественных Саманидов они посылали, по словам средневекового историка «только подарки, но не подати». Столица – город Хульбук (городище Курбаншаид). Полного разрыва с традициями домусульманской культуры в Хуттале, видимо, не произошло. Известно, что даже в XII в. эмиры Хутталя с гордостью возводили свой род к сасанидскому царю Варахрану V (420-438 гг.) – Бахраму Гуру. В художественной культуре домонгольского Хутталя нашла непосредственное отражение его политиче­ская ориентация, а искусство теснейшим образом связано с искус­ством Газневидского государства. Особенно хорошо это видно на при­мере художественного убранства парадных помещений – как светских, так и культовых. К традициям домусульманского времени восходит обнаруженная здесь сюжетная живопись с изображениями музыкантов. Художественные изделия из металла, огромные коллекции замеча­тельной стеклянной посуды, глазурованной и штампованной керамики, изделий из камня, наборы шахматных фигур из слоновой кости и дру­гие находки из Хульбука IX-начала XIII вв. дают яркое и достаточно полное представление о прикладном искусстве этого периода. Городище Сайёд, расположенное на берегу Пянджа, относится к тому же времени и знакомит нас, примерно, с таким же кругом худо­жественных памятников, что и развалины Хульбука. Для резного штука в Сайеде (как и для хульбукского) характерен высокий профессионализм мастеров, уверенное и безукоризненное точ­ное построение орнаментальных композиций, всегда учитывающее их расположение в убранстве здания, насыщенность штуковой декорации зооморфными мотивами (львы, птицы, рыбы и т. п.) и, наконец, искус­ное владение всей гаммой эффектов, достигаемых раскраской резных панно. Как и в Хульбуке, здесь также были найдены остатки сюжет­ной настенной живописи.

        Городище Лягман в Вахшской долине (селение Узун, в 12 км северо-западнее г. Колхозабад, на самом берегу Вахша). Это остатки города Халаверда, столицы области Вахш в Х-XII вв. Городище пря­моугольное в плане (900х б40 м), защищенное с трех сторон мощными обо­ронительными стенами с башнями и рвами (с четвертой стороны, вдоль высокого и обрывистого берега Вахша, стены нет). Имело четверо во­рот. Небольшие по объему раскопки позволили установить, что, возникнув во II-IV вв. н. э., город продолжал существовать и в VI-VIII вв. Но наибольший его расцвет приходится на Х-начало XIII вв. – период, после которого город Халаверд (как и многие другие поселения в Вахшской долине) приходит в запустение.